January 16th, 2009

Чудо на Гудзоне I


© AP Photo/Safety Reliability Methods, Inc.

15.01.2009, Нью-Йорк | На снимке – герой вчерашнего чудесного приводнения на воды реки Гудзон пилот Чесли Салленбергер III или, как его зовут друзья и коллеги, Салли. Пассажиры рейса 1549 обязаны своими жизнями этому человеку, который смог посадить самолет с двумя отказавшими из-за столкновения с птицами двигателями так, что все остались живы и почти здоровы. Говорят, только одна стюардесса сломала ногу и многие сильно замерзли в холодной воде, пока ожидали помощь.

Collapse )
promo adagamov.info март 31, 2019 17:47
Buy for 2 000 tokens
Вы помогаете самым слабым и беззащитным - детям и взрослым, чья жизнь близка к завершению. Мы не знаем, сколько времени осталось, но с вашей помощью стараемся каждый день жизни наших пациентов сделать комфортнее, теплее и светлее. Спасибо за помощь! Сделать пожертвование:…
troll

По тундре, по железной дороге...



В руки журналистов "Независимой" попал чудный документик, рожденный в недрах т.н. Аналитического управления аппарата Государственной Думы. Вот, почитайте. Во-первых, становится понятным какого рода дела будут стряпать на участников акций в Приморье. Во-вторых, ясно из какого места черпает данные это "аналитическое" управление.

Обеспокоенные судьбами родины корреспонденты «НГ» попросили депутата от Приморского края Владимира Пехтина поделиться с газетой хотя бы частью добытых им сведений о подрывной деятельности врагов российского народа в ближнем и дальнем зарубежье. Парламентарий охотно поделился результатами своих изысканий: «В умах и некоторых иностранных спецслужб, и некоторых заокеанских политологических центров такие планы очевидно зреют и это вполне можно предположить».


В-третьих, для желающих стать депутатами надо бы ввести что-то типа теста на вменяемость и человечность, по принципу "капчи" в ЖЖ. Чтобы такие олухи, как г-н Пехтин в законодательный орган не попадали.

P.S. Вся эта история смотрится еще более феерично вместе с известием об отмене импортной пошлины «на гражданские самолеты вместимостью не более 50 пассажиромест» Почему-то на девять месяцев. Чистое зазеркалье, право слово.

Братство Красного Кольца II



Мой товарищ и коллега Дима Костюков, работающий фотокором в агентстве France Press, сидит сейчас на границе с Газой с израильской стороны и снимает происходящее там. Кое-что показывает в своем дневнике. Димка прекрасный репортажник, думающий и отлично видящий происходящее вокруг. У него своя манера, он "лирик", любит не просто снимать событие, а искать ракурсы, строить кадр по-своему. Так в Associated Press работают уважаемые Миша Джапаридзе и Дмитрий Ловецкий. Так в Reuters работает Денис Синяков. Хотелось бы, чтобы Дима показывал больше, но его нужно мотивировать. Аудиторией, понятное дело.

Кстати, здесь Димка выложил те свои фотографии из Грузии и Южной Осетии, которые он послал в этом году на World Press Photo.

Димка один из немногих фотокоров, который применял в работе не D1, а более медленную полноформатную "пятерку". Что, безусловно говорило о том, что человек думает над тем, что фотографирует, а не просто долбит очередями "на авось". В первый раз я увидел в его руках Mark только в последний раз, когда мы снимали митинг "арабов" у израильского посольства (на снимке вверху Дмитрий справа).

Так что, прошу любить и жаловать: kostyukov

P.S. Для интересующихся: крайний слева с камерой – шеф-фотограф московского бюро Associated Press Александр Земляниченко. Профи экстракласса. В тот день Саша отдувался за двоих - днем снимал митинг, а вечером мы с ним встретились на слаломе.

Мир Уайета



Когда-то давным-давно у меня был номер журнала «Америка» с репродукциями и статьей о семье американских художников. Статья так просто и называлась "Уайеты". Я даже помню эти буквы светлого модифицированного Таймса, которым было набрано название статьи в журнале. Помню, меня тогда поразили работы Эндрю Уайета – такие резкие, искренние, пронзительные. Особенно этот мальчик, стоящий на обочине пустынной дороги и жарящий каштаны (Roasted Chestnuts, 1956). Я очень хорошо представлял себя этим мальчиком, как я стою и жду, что, может быть, какая-нибудь из проезжающих машин остановится здесь и купит мои каштаны. Мне было очень жалко этого мальчика. Или себя в его роли, не знаю. С тех пор я запомнил эту фамилию и никогда её не забывал, картины Уайета прошли через всю жизнь. Репродукция портрета мальчика (Boy) работы Уайета была на обложке моей замусоленной до дыр книжке рассказов Селинджера.

Раньше казалось и теперь кажется, что такие люди как Уайет или Селинджер будут жить рядом с тобой всю жизнь, они вечны. Но ничего вечного не бывает. Селинджер жив и, кажется, здоров, живет у себя на ферме за высоким забором. А вот Эндрю Уайет сегодня умер. Спасибо ему за всё.



Вверху – репродукция самой известной картины Эндрю Уайета "Мир Кристины" (Christina's World). Девушка, сидящая в поле и смотрящая на свой дом – соседка Уайетов по летнему дому Кристина Ольсон. У нее были парализованы ноги, но Уайет писал о ней: "Кристина была ограничена физически, но никак не духовно". Художник поражался силе духа своей соседки. И это чувство передал в своей лучшей, на взгляд многих, работе.

Collapse )