January 29th, 2009

Столб воздуха



— Вы знаете, Адам, новость — на каждого гражданина давит столб воздуха силою в двести четырнадцать кило!
— Нет, — сказал Козлевич, — а что?
— Как что! Это научно-медицинский факт. И мне это стало с недавнего времени тяжело. Вы только подумайте! Двести четырнадцать кило! Давят круглые сутки, в особенности по ночам. Я плохо сплю.
promo adagamov.info march 31, 2019 17:47
Buy for 2 000 tokens
Вы помогаете самым слабым и беззащитным - детям и взрослым, чья жизнь близка к завершению. Мы не знаем, сколько времени осталось, но с вашей помощью стараемся каждый день жизни наших пациентов сделать комфортнее, теплее и светлее. Спасибо за помощь! Сделать пожертвование:…
troll

Жить красиво



В детстве было такое понятие "заграница". Туда кто-то ездил, привозил яркие, интересные вещи, книги, одежду. Все это раздражало глаз, будило воображение и вызывало любопытство. Для многих моих друзей "заграницей" была Америка — пластинки, картинки с небоскребами, книжки какие-то несусветные. А для меня, не помню уже почему, таким местом всегда была Скандинавия. Я читал Тура Хейердала, Андерсена и зонтик Оле Лукойе раскрывался надо мной сладкими снами о норвежских фьордах и узких улочках Гамластана.

Когда вырос, приехал туда и узнал, что Оле – на самом деле Уле, Лукойе означает Закрой Глазки, а мясные тефтели, которые так любил Карлсон, вкусно есть с брусничным вареньем, стал замечать, как скандинавы умело вписались в то пространство, в котором они существуют. Если вы бывали в Швеции, Дании или Норвегии, то наверняка обращали внимание как то, где живут люди, растворено в окружающем и не мешает глазу. Причем, больше всего, на мой взгляд, в этом преуспела Дания. Для меня всегда было загадкой, почему именно здесь работали самые лучшие в Скандинавии архитекторы, дизайнеры, художники? Что послужило отправной точкой для такого гиперфункционализма и такой простоты линий во всем, что выходило из датских мастерских и студий дизайна? Близость ли это Германии с её школой Bauhaus, влияние ли этого плоского, как стол, ландшафта, длинных зим с их ветрами и ненастьем? Именно в Дании с особой силой проявилась эта любовь к минимализму, плоским формам, неярким цветам песка и моря, природным материалам (особенно, дереву). Именно здесь, время от времени, появляются такие величины, как Bang&Olufsen или Lego. Именно здесь девиз американца Салливена "Форма должна соответствовать функции, т.е. практическому применению" приобрел наиболее осязаемые и выдающиеся формы.

Все, видимо, началось с таких людей, как Коре Клинт (его знаменитое кресло Faaborg 1914 г. в центре фотографии сверху), Арне Якобсен (не менее знаменитое The Egg Chair, 1958 г – слева) и, конечно, с Королевской академии изящных искусств, где в начале двадцатых годов прошлого века и сформировался этот неповторимый датский стиль в отношении к дизайну окружающего пространства и тех предметов, которые его заполняют.

Как писал искусствовед Хенрик Мост: «Датские дизайнеры прокладывали себе дорогу в лес, создавая деревянную мебель, обогащенную свойствами натурального материала. Так поддерживался диалог с природой — вклад в «светлое завтра». Мебельный дизайн призван свергнуть власть кича и помпезности и утвердить чистый стиль как залог избавления от всего аномального и лживого. В этом смысле датский дизайн сформировался как система, в которой все определяет вкус, даже несмотря на то, что сегодня нам по-прежнему хочется верить, что история - это мечта о свободе и средоточие вечных человеческих ценностей.»

Я уже писал о своей прежней работе, еще в Норвегии, с самой большой датской сетью мебельных салонов BoConcept. После фотографирования королевских персон, которые посетили один из московских магазинов сети, я напросился на ответный визит в Данию, где раз в год в городе с нежным названием Хернинг, собираются дизайнеры и продавцы мебели BoConcept для обсуждения новых коллекций на следующий год. Очень хотелось посмотреть на это своими глазами. Collapse )