August 13th, 2010

face color

Про жизнь



Так как я сейчас на каникулах, попробую написать, как делал это раньше, много лет назад, когда мой ЖЖ был про то, как мы живем в Норвегии. Те, кому скучны мои семейные хроники, могут легко пропустить эту запись.

Алинка сейчас в отпуске, поэтому мы вчера сели в машину втроем и поехали в наш любимый местный зоопарк — Kristiansand Dyreparken, про который я пишу каждый раз, когда приезжаю сюда. От дома до зоопарка ехать минут пять-семь.

Зоопарк в Кристиансанне — самый большой в Норвегии и второй по посещаемости (после Холменколлена) аттракцион в стране. Зоопарк больше похож на парк-сафари — он расположен далеко за городом, на заросших сосновым лесом холмах, в нем нет клеток, а звери живут на больших огороженных площадках. К зоопарку примыкает парк развлечений и водный парк для детей. Приезжая в курортный Кристиансанн, норвежцы любят тратить часть свого отпуска специально на зоопарк. Это, пожалуй, главное в Норвегии место отдыха с детьми. Алинка приезжает сюда с Ноэль каждую неделю — благо это Collapse )
promo adagamov.info march 31, 2019 17:47
Buy for 2 000 tokens
Вы помогаете самым слабым и беззащитным - детям и взрослым, чья жизнь близка к завершению. Мы не знаем, сколько времени осталось, но с вашей помощью стараемся каждый день жизни наших пациентов сделать комфортнее, теплее и светлее. Спасибо за помощь! Сделать пожертвование:…
troll

Не хочу быть столбовою дворянкой



Президенты северокавказских республик больше не хотят называться президентами и готовят обращение в Госдуму с просьбой изменить названия своих должностей, сообщает нам Газета.ру. Инициативу проявил президент Чечни Кадыров.

Поддерживаю просьбу кавказцев и, так как государство у нас де-факто феодальное, предлагаю именовать Кадырова и других президентов на Северном Кавказе князьями. Князь Кадыров, князь Евкуров, князь Магомедов — по-моему, неплохо и вполне отражает их нынешний статус. Как думаете?

Иллюстрация: Художник Кившенко А.Д. «Сдача Шамиля князю А.И.Барятинскому»

Лытдыбр



У нас с таксой Винсентом по утрам всегда один и тот же маршрут — через лес по тропинке вдоль Сахарного озера (Sukkervann). Вчера, правда, наткнулись на двух девиц, который купались почему-то голышом и мы бежали прочь от опасного места. Но обычно именно так — я иду по тропинке, Винсент трусит рядом. Он побаивается леса и никуда от меня не убегает. Это Лунка, когда мы жили здесь, мотылялась по горам, рыла норы, вела себя, как хозяйка. А парень осторожничает, жмется к ноге, останавливается и слушает — нет ли где опасности, не идет ли кто-нибудь незнакомый.

Я уже почти пятнадцать лет хожу по норвежским лесам и все время удивляюсь, как им удается оставлять их совсем нетронутыми. Здесь в Оддерхей много домов, живут люди и все равно невозможно увидеть в лесу не то что брошенную бутылку или пакет, а даже простую бумажку, обертку. И ведь никто здесь не убирает. Просто не мусорят. Это особенно заметно, когда приезжаешь из России. В любом подмосковном лесу рядом с жильем — свалки мусора. Едешь по дороге, а вокруг пластиковые бутылки, банки, пакеты. Почему так? Почему мы все время говорим о березках и подмосковных вечерах, а сами гадим на каждом шагу? Отчего эта нелюбовь к месту, где ты живешь? Никогда этого не понять, наверное.

Одна из главных тем, которые сейчас волнуют норвежцев и о которой много пишут в прессе — противостояние общественности и электрической компании, которая хочет провести линию высокого напряжения через одно из самых известных мест туристической Норвегии — Хардангерфьорд. Непоправимо изменится знаменитый пейзаж — через фьорд перекинут электрические провода и не будет больше первозданного вида. Местные власти и простые люди требуют, чтобы энергетики провели подводный кабель и не уродовали пейзаж своими мачтами и проводами. В деле участвует уже и правительство, премьер-министр. Людям не все равно, что будет с фьордом, которым гордится вся страна. Подводный кабель гораздо дороже и очень интересно, чем же закончится борьба за Хардангерфьорд. Это национальная проблема, которую решают всем миром.

Можем ли мы решать так свои проблемы — с ЦБК у Байкала, например. Или с тем же Химкинским лесом? Я пока вижу, что слово «эколог» стало у нас почти ругательным, с оттенком презрения и даже ненависти. Почему? Мы же так любим нашу страну. Или не любим?