adagamov.info (adagamov.info) wrote,
adagamov.info
adagamov.info

Categories:


Вчера в уютном доме на Поварской норвежский журналист и писатель Мортен Йентофт рассказывал о своих двух книгах, переведенных на русский язык и изданных в Мурманске. В большом зале норвежского посольства гостей встречал посол Нордслеттен и стол с красным вином, соком и фруктами. Писатель заметно волновался, но рассказал о книгах подробно, тем более, что тема для любого, кто интересуется норвежско-русской историей, была архиинтересна: в двух книгах Мортен Йентофт собрал уникальные материалы о норвежцах на российской стороне со времен освоения ими побережья Баренцева моря в середине XIX века до Второй мировой войны, когда на севере Норвегии действовали норвежские диверсанты и разведчики, обученные в СССР.



Работа над написанием этих книг была проведена титаническая – Мортен несколько лет работал в архивах ФСБ и норвежских спецслужб, он объехал все места, где жили и воевали герои его книг и где живут сейчас их родные и близкие.



Во второй половине XIX века Александр II по совету чиновников Архангельской губернии открыл путь колонизации русского Севера и население из северо-восточных областей Норвегии двинулось в области Мурмана и побережья Баренцева моря. В районе Цып-Наволок образовалось целое сообщество колонистов из норвежцев, финнов, карелов и русских. До них не было никакого дела ни русскому правительству тех лет, ни норвежскому. Однако, жизнь в этих неприветливых местах налаживалась, люди занимались рыболовством, охотой, сельским хозяйством и торговлей. Так продолжалось до начала Первой мировой войны и русской революции 1917 года.

В двадцатых годах прошлого века маленькая община Цып-Наволока и полуострова Рыбачий оказалась под угрозой исчезновения – большевики стали проводить политику выдавливания норвежцев из этого района под любыми предлогами. Начались поиски "врагов народа", вредителей, саботажников и "нелояльных к власти". Сначала это были единичные случаи, а во второй половине тридцатых годово репрессии против норвежцев в Мурмане стали носить массовый характер. Со временем у СССР стали ухудшаться отношения с Финляндией и это тоже сказалось на норвежско-финской колонии – в Цып-Новолоке действовала широкая сеть агентов НКВД, которые искали "стукачей" среди русских и норвежцев.

Летом сорокового года, после начала оккупации Норвегии немцами Берия подписал приказ о выселении всех "инонационалов" во внутренние районы СССР. Норвежцев депортировали в Карелию – в район Медвежегорска и северной части Онежского озера. Через год, когда Германия напала на СССР норвежцев снова погнали в другое место – на этот раз в Архангельскую область, где они, в основном женщины, работали на лесозаготовках.

В это время те норвежские мужчины, которые сумели выжить в годы репрессий, понадобились СССР в борьбе с немцами. Заполярная область Финнмарк очень интересовала советское военное командование и ему понадобились люди, знающие эти места, язык, обычаи. Тут-то и пригодились оставшиеся в живых норвежцы, которые, к тому же, сами рвались помогать русским и желали освобождения своей страны от захватчиков. Были задействованы и те норвежцы, которые перешли на советскую территорию после начала оккупации.

Начиная с осени 1941 года и вплоть до освобождения Финнмарка в 1945-м норвежцы в составе диверсионно-разведывательных групп вместе с русскими офицерами и радистами перебрасывались по воздуху и морю на норвежскую территорию и соощали командованию Карельского фронта и Северного флота сведения о передвижениях немецких войск, об аэродромах и портах, о появлении военных кораблей и транспортов.

Норвежское движение Сопротивления было неоднородным – одна часть ориентировалась на англичан, другая – на поддержку СССР. Вот с этими коммунистически настроенными партизанами и работали русские норвежцы. Мортен пишет, что "немало партизан погибло в борьбе с фашистами, были среди них и жители Цып-Наволока". 18 августа 1943 года немцы в районе озера Андреванн у Киркенеса схватили и забили до смерти одиннадцать норвежских партизан, которым потом был поставлен памятник на месте гибели.

Была и другая сторона у истории о норвежцах, которые помогали русским в войне с Гитлером. После окончания войны им досталось с обоих сторон – те, кто вернулся в Норвегию долгие годы подозревались в шпионаже в пользу СССР и точку в этой позорной истории поставили только в 1992 году, когда король Харальд открыл памятники партизанам в Киберге, Берлевоге и сказал о них добрые слова, извинившись за забвенье их подвига. Судьба норвежских разведчиков, оставшихся в России сложилась еще хуже – многие из них по ложным подозрениями были отправлены в ГУЛАГ и погибли там. Единицы смогли вернуться домой только в пятидесятые годы.



Пер Йостад – один из основателей норвежской колонии в Цып-Наволоке в 1870-х годах. Снимок 1930 г.



Русские норвежцы начала века – семья Ялмара Ойена. Слева направо: Рейдар, Хокон, Гунвур, Артур, Коре и Лейф.



Киберг – интернациональный рыбацкий поселок на русской земле.



Приговор тройки – "сын крупного рыбопромышленника" Эрштадт за то, что являлся на работу в нетрезвом виде и вел антисоветскую пропаганду приговорен к расстрелу.



Клас Щёстрём – расстрелян в 1937 году.



Норвежско-русская разведывательно-диверсионная группа Алексея Ершова (справа в нижнем ряду). В верхнем ряду слева и справа: Рикард Йохансен и Оскар Йонсен с со своими боевыми товарищами из России.



Эту фотографию Мортену передали в норвежской госбезопасности. Женщина на снимке – Нина Крымова, переводчик и связующее звено между советскими властями и норвежскими беженцами из Финнмарка. Рядом с ней братья Халвари – Альфред и Оге, который позже был расстрелян немцами за участие в работе норвежских подпольщиков.



Осенью 1944 года советских солдат в освобожденном Сёр-Варангере встречали как героев. Но Модульф Хансен (в черной шапке справа) никогда не рассказывал о том, что он был послан в Норвегию в составе разведгруппы за два месяца до начала наступления.



Норвежский партизан и советский разведчик Эмиль Исаксен отсидел в советских лагерях 10 лет и вернулся домой в 1955 году.



Участник норвежского Сопротивления Освальд Харьо стоит у плаката со своей фотографией. Освальд провел в ГУЛАГе 12 лет и все это время норвежцы вели кампанию по его освобождению. На плакате написано: "Спасите Освальда Харьо".



Дочери Освальда Харьо Осе и Вера встречают отца 2 декабря 1955 года, когда он вернулся домой в Норвегию.

Все, кто вернулся "с той стороны" еще долгие годы будут находиться под пристальным наблюдением норвежской контрразведки. "Холодная война" на годы разделила народы, которые были соседями и воевали вместе.

_______________________________________________________________



"Холодная война" закончилась – сын норвежского писателя Мортена Йентофта учится музыке в Москве и сносно говорит по-русски.



После презентации книги Матиас вместе с тремя русскими музыкантами играл нам сложное из Баха и Чайковского.



Слева, вы узнали, это посол Нордслеттен. Человека справа вы тоже знаете, хотя и никогда не видели. Это тот самый историк Кузнецов, которого я встретил зимой у "Библио-глобуса" на Мясницкой. Он до сих пор продает там потихоньку свою уникальную книгу по истории Норвегии и я был очень рад увидеть, что книжка дошла до рук Ойвинда.



Я вчера улучил минуту и насел на Ойвинда с вопросами про здание посольства. Это одна из его любимых тем и он рассказал мне много интересного. Городская усадьба Грачевых на Поварской построена в конце XIX века. До войны здесь было одно из помещений немецкого посольства. После окончания войны наши и норвежцы поменялись зданиями посольств. Норвежцам отдали немецкое в Москве, а советское посольство в Осло въехало в здание бывшего немецкого. С тех пор норвежцы отреставрировали старинное здание по высшему разряду, с привлечением лучших русских реставраторов. Здание – предмет гордости посла Нордслеттена, однако есть еще одно обстоятельство. Между норвежским и шведским послами существует давнее соперничество во всем. И вот по месту расположения норвежцы выигрывают стопроцентно. Ойвинд, как мальчишка радовался вчера, рассказывая о том, как он может утереть нос шведам – они-то далеко, на Мосфильмовской, а норвежцам тут "до Кремля – пешком".

Каждый год 24 октября посол устраивает прием в посольстве в честь дня освобождения советскими войсками Киркенеса. В этот день всегда приглашают наших ветеранов и устраивают им праздник с концертом и подарками.

В кабенете у Ойвинда в рамке под стеклом висит последнее письмо Николая II своему племяннику – норвежскому королю Хокону VII. В конце письма подпись – "Твой Николя". Письмо написано за две недели до отречения русского царя от престола.

Посол Норвегии объездил всю Камчатку, сплавлялся по реке в Магаданской области и однажды чуть не погиб, переходя на лыжах через Байкал.

Мы с ними очень похожи, надо просто лучше узнать друг друга.

_______________________________________________________________


P.S. Где купить эти книги – не знаю. Тираж у них по тысяче каждая, издательство в Мурманске и мне сказали, что в Москву ничего привезено не будет, кроме тех книг, которые получили все, кто пришел вчера в посольство. Чертовски жаль. Книги отлично переведены, написаны живо, интересно и читаются как настоящие детективы.
Subscribe
promo adagamov.info march 31, 2019 17:47
Buy for 2 000 tokens
Вы помогаете самым слабым и беззащитным - детям и взрослым, чья жизнь близка к завершению. Мы не знаем, сколько времени осталось, но с вашей помощью стараемся каждый день жизни наших пациентов сделать комфортнее, теплее и светлее. Спасибо за помощь! Сделать пожертвование:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →