adagamov.info (adagamov.info) wrote,
adagamov.info
adagamov.info

Categories:

Наводнение в Верхоянье – 1


фото: МЧС России

Это верхоянское село Юнкюр, стоящее на берегу реки Сартан. 30 июля этого года вода в реке вырвалась из берегов и обрушилась на людские жилища – никто пока не знает точно почему. Кто-то говорит о сильных дождях в горах, ходили слухи о землетрясении, от которого вода из многочисленных озер попала в Сартан.

Есть даже вполне мистическая версия причины такого сокрушительного "осеннего" паводка: местные говорят, что слишком много туристов появляется теперь на священной горе Кисилях. Раньше туда ходили только старые люди, да и то с опаской, так как место считалось запретным. На горе стоят причудливые каменные истуканы, созданные природой, из-под земли бьют два целебных источника, люди здесь излечивались от разных болезней. С 2002 года покой священной горы был нарушен – сюда зачастили туристические группы с материка. В этом году перед проведением в Якутске Детских игр стран Азии огонь для факела разжигали именно здесь, на горе Кисилях (Киhилээх, по-якутски). Не потому ли обрушился на местные села такой разрушительный паводок, самый сильный за последние сорок лет, что люди нарушили покой священной горы? Мистика в Якутии сопровождает тебя все время, это в самом деле загадочное и необычное место. Кто знает, отчего так разбушевались две реки?

Как бы то ни было, а беда пришла в три небольших села – сначала затопило Барылас, на следующий день – Юнкюр, а первого августа вода прорвала дамбу на реке Адыча и под воду ушел поселок Бетенкес. Вода пришла так быстро, что люди едва успели забраться на крыши домов. Одна женщина из Юнкюра сравнила то, что увидела на рассвете, с бегущим табуном черных лошадей - с такой скоростью на окраину села налетела волна высотой под три метра. В коровниках погиб скот, который не успели увести. В Бетенкесе погибли больше ста лошадей. Для людей, которые кормятся за счет животноводства, потери – просто катастрофические. А на носу – заполярная осень, морозы здесь, в двух часах езды от самого холодного места северного полушария, начинаются уже в середине сентября.

Первые сутки 650 жителей Юнкюра провели на крышах и чердаках - без связи (в Верхоянском крае нет сотовых передатчиков), практически без еды и питьевой воды. Смогли спасти дизельный генератор, смотрели "Первый канал", который бодро рапортовал о том, как МЧС ведет спасательные работы в их селе. Видеоряд у "Первого" был, понятное дело, взят из другого места времен весеннего паводка. Вертолет МЧС прилетел и покружил над селом только к вечеру 31-го, когда вода уже начала понемногу спадать. Еще через день началась эвакуация жителей в центр улуса, в Батагай.

Вывезли около 300 человек, почти всех детей, наконец стали подвозить вертолетами еду, воду, медикаменты. Появились чиновники из Якутска, приехал зампред правительства Скрыбыкин, начали решать вопрос о восстановлении жизни в затопленных деревнях, выдаче пособий на ремонт. Подключились и страховые компании – в последнее время до местного населения медленно, но верно стало доходить, что, живя в таких местах, нужно защищать себя со всех сторон. Среди пострадавших оказалось больше двадцати семей, которые застраховали свои дома в «Росгосстрахе» – возмещение убытков от страховой компании в несколько раз превышает пособие от государства. «Росгосстрах" попросил меня съездить в район бедствия вместе с её представителем, чтобы показать и рассказать вам о том, что случилось в Верхоянском районе Якутии в августе этого года. И я поехал.



Чтобы добраться из Москвы в центр Верхоянского улуса поселок Батагай, нужно сначала долететь до Якутска (около семи часов в воздухе), а потом сесть в Ан-24 "Полярных авиалиний" и отправиться на северо-восток, за Полярный круг.

В Якутске меня встретила Тоня Бурцева из «Росгосстраха», невысокая изящная якутка с загадочной восточной улыбкой Будды на лице и мы отправились с ней в двухчасовой полет до Батагая.

Самолет был забит под завязку – вместе с остальными летели дети из Бетенкеса и Юнкюра, которые возвращались домой из эвакуации.







Удивительная страна – Россия. После Урала летишь час, и два, и три – под крылом самолета, сколько не вглядывайся, ни жилья, ни дорог – только бескрайние леса, реки, озера, горы. Тысячи километров пространства, куда никогда не ступала нога человека.





Самолет, подняв тучу пыли и песка, садится на грунтовую полосу аэропорта Батагай. Теперь от Москвы меня отделяют семь часовых поясов и больше шести тысяч километров. Так далеко на восток я еще не залетал.





Здесь намного холоднее, чем в Якутске. Загорелые после летнего лагеря в Анапе детишки ежатся, стоя на холодном ветру.







Нас с Тоней здесь тоже встречают, чтобы отвезти в поселок.





Поселок Батагай появился в месте, где река Яна делает крутой поворот, через несколько лет после того, как геологи в 1933 г. нашли в этом районе месторождение олова. До 1939 г. здесь стояла геологоразведочная партия, велись полевые работы.

С середины тридцатых годов в Батагае было открыто отделение лагеря, входящего в систему Дальстроя (ГУЛАГ) – сюда пригнали этапом из Якутска около двух тысяч заключенных, которые и построили поселок, а во время войны работали на горно-обогатительной фабрике в Батагае.

Вся история открытия и разработки месторождений полезных ископаемых в Якутии связана с лагерями: Янлаг, Алданлаг, Индигирлаг, ИТЛ-11 – они создавались при каждой геологической партии, на шахтах и рудниках. Якутию называли тогда "тюрьмой без решеток" – бежать отсюда было просто некуда.





Тоня, выросшая в этих местах, рассказывает:

– Здесь и в минус шестьдесят никогда не объявляли "актированных" дней для школьников – знали, что все равно будут носиться на улице, так что уж лучше пускай занимаются на уроках. Бывало, выходишь утром из дома – на ветке у забора сидят несколько воробьев. Ты по ним пальцем щелк-щелк – птицы со звонким стуком падают на землю, а лапки нет, остаются – лапки к ветке крепко примерзают.

В Верхоянске, который отсюда в двух часах езды на машине, была зафиксирована самая низкая температура в северном полушарии −67,8 °C.





Пыль на дороге – значит проехала машина. Сопки вокруг поселка песчаные, песок вперемешку с угольной пылью поскрипывает на зубах.

Татьяна, которая встречала нас, живет здесь уже тридцать четыре года – закончила Воронежский педагогический, приехала сюда двадцатилетней девчонкой по распределению, за полярной романтикой. Осталась, вышла замуж за якута, родила ему двух сыновей. До сих пор живет в т.н. "чэбэшке" – т.е. "частично благоустроенном" бараке с удобствами во дворе. При этом, как и все местные жители, с кем встречался здесь, оптимист и внутренне, это чувствуется, очень сильный человек. Здесь вообще место для таких людей.





На улице Ленина – изрядно облезший бюст вождя и Дом культуры. Здание это строили зеки-уголовники – в лагерях существовало строгое разделение труда: на тяжелых работах в рудниках трудились политические, на легких, в строительстве, на транспорте – "социально близкие" урки. Согласно местной легенде, в одну из этих колонн на фасаде здания уголовники закатали бригадира, который неправильно, по их мнению, закрывал наряды.

Рядом строится новая школа – строят её долго, уже тринадцать лет, но завершение стоительства уже близко. Это самое современное здание в Батагае.





В условиях вечной мерзлоты в землю ничего не закопаешь. Поэтому трубы здесь везде идут поверху. Раньше их упаковывали в такие вот деревянные короба, заматывали утеплителем и засыпали землей. Примерно так же здесь выращивают картошку – в огородах у батагайцев стоят деревянные коробки с привезенной землей. Многоквартирные дома в Якутии строят обязательно на сваях, которые забиваются на 8-12 метров в грунт. Почва из-за годовой разности температур в сто градусов постоянно "плавает", поэтому обычный фундамент здесь не годится.





На главной торговой улице – несколько домиков и вагончиков с небольшими магазинами. Цены здесь вполне московские, а многое стоит и подороже, чем в центре. Килограмм картошки – 120 руб., десяток яиц – 100-110.





Местная молодежь почти вся занята на работе в "Янгеологии" – той самой геологоразведывательной организации, вокруг которой и создавался Батагай.

В разговоре ребята не скрывали, что хотели бы уехать отсюда при первой же возможности – делать здесь нечего, все очень дорого, заработки низкие. Однако, настроение у этой четверки было вполне благодушное – вечер пятницы только начинался, еще можно было пойти в "Белые ночи" – местный ресторан с музыкой и танцами.





Чехов – это просто фамилия хозяина магазина.





Местный ходожник, видимо, был романтиком в душе – он тщательно выписал изображение горно-обогатительной фабрики в Батагае, которая закрылась еще в середине шестидесятых и сейчас от нее остались только развалины на склоне сопки в самом центре поселка.





Три года назад по этой дороге, ведущей в поселок из аэропорта, пронесся гигантский поток воды из переполненного дождями озера над Батагаем. Вода прошла по всей улице Ленина, промыла ямы глубиной в десять метров, затопила жилые дома. Обошлось без жертв, но Батагай долго оправлялся от такого удара.





Я еще расскажу про Батагай.

В субботу утром мы отправились в Бетенкес – туда, где вышла из берегов река Адыча.

Продолжение репортажа

Tags: Якутия
Subscribe
promo adagamov.info march 31, 17:47
Buy for 2 000 tokens
Вы помогаете самым слабым и беззащитным - детям и взрослым, чья жизнь близка к завершению. Мы не знаем, сколько времени осталось, но с вашей помощью стараемся каждый день жизни наших пациентов сделать комфортнее, теплее и светлее. Спасибо за помощь! Сделать пожертвование:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →