adagamov.info (adagamov.info) wrote,
adagamov.info
adagamov.info

Categories:

Из серии «Фотограф — опасная профессия»



В начале прошлого года мой коллега и добрый приятель Антон Жданов отправился в Латинскую Америку. Сначала Антон приехал в Венесуэлу и там через своих знакомых вышел на fixer'a — человека, который помогает журналистам «на месте» — добывает разрешения, сопровождает, работает переводчиком, решает вопросы с местным населением. Таким «фиксером» для Антона стал 26-летный житель столицы страны Каракаса, студент местного журфака Карлос. С Карлосом Антону повезло — он оказался исполнительным малым и свел фотографа с полицейскими и через своих знакомых — с местными бандитами. Так получился интересный репортаж о жизни ночного Каракаса, о районах трущоб «баррио», где преступники и полиция ведут нескончаемую войну. Репортаж этот был опубликован в октябрьском номере журнала «Playboy». По моей просьбе Антон предоставил мне фотографии из этого репортажа для показа в блоге.

Восьмимиллионный Каракас числится в рейтинге самых опасных городов мира, вслед за иракским Багдадом и сомалийским Могадишо. Каждый день на улицах города убивают в среднем по 30 человек. Город расположен на высоте 1000 метров и вытянут между горами. Его делит пополам основная транспортная магистраль,многокилометровые пробки тут даже в пять утра.



Моторизированное отделение полиции штата Миранда каждую ночь выезжает на дежурство в Петаре. В конце дороги виднеется одна из главных гор баррио – Моррос - словно новогодняя елка она возвышается над благополучным районом Альтамира, напичканным банками, офисами, ресторанами и бутиками.



Преступность, принявшая масштаб национальной катастрофы, вынуждает правительство к принятию специальных социальных программ. В последние годы Уго Чавес создает в баррио нечто вроде «комитетов бедноты» – «консехос комуналес». Комитетам отпускаются деньги из бюджета, минуя бюрократический аппарат — это привело к их бешеной популярности среди большей части населения. Безработные, нищие, да почти все жители баррио два раза в месяц получают пособие от правительства в размере около 300 долларов по официальному курсу, который, как известно, в два раза меньше реального. Средний класс другого мнения о таких программах, говоря, что такая гарантированная социальная помощь не стимулирует людей к развитию — не надо учиться, работать, можно делать что хочешь и, если денег не хватает, убивать и грабить.




Молодые гангстеры облюбовали площадку у основания радиовышки в другой части холма — здесь стоят чьи-то мотоциклы, распивается дешевый ром и курится травка. Принципов у молодняка нету — запросто могут убить проходящего по улице человека из-за непонравившегося им внешнего вида. Как правило, это дети из неблагополучных семей, им от 15 до 20 лет, оружие они спокойно носят под футболкой, не беспокоясь о том, что его видно.




В некоторых кварталах Петаре (Лас Каситас, Месука, Карпитеро, Насарено, Реунион) иммигранты из Колумбии составляют большинство населения. Они держат власть над распространением всех крупных партий кокаина на мелкооптовые, а затем розничные ручейки, стекающиеся по склонам баррио в «чистую» часть Каракаса. Здесь «снег» дешевый и доступный, как нигде в мире - в районах, где в будни живет, а по выходным отдыхает средний класс, днем кокаин покупают на каждом углу за 20 боливаров (4 доллара), ночью, из окна машины — за сорок. Главное, знать к кому подойти.





Многие полицейские живут с семьями здесь же, в Петаре, но не на холмах, а в переходной части, под горой, с асфальтовыми улицами и жилыми высотками. Романтика при выборе профессии у многих напрочь отсутствовала, решение идти в полицию и бороться с преступностью принималось не благодаря высоким идеалам. «Это обычная работа, которая была доступна нам после института, и за которую хоть что-то платили», — говорит страж закона.




Днем в Петаре один пассажир автобуса застрелил другого — банальная бытовая ссора в транспорте. Но все обитатели трущоб уже знают о произошедшем и ждут полицейских, у которых уже имеются все данные преступника. Дома его уже давно нет, а семья, родственники и соседи клянутся, что знать не знают, где он может скрываться. «Возможно, его кто-то спрятал. Ведь до сих пор для некоторых людей в баррио, в том числе для молодых, слова – убийца, грабитель, бандит равнозначны слову герой». Полиция меняет свои передвижные посты несколько раз за ночь. Правда, говорят сами жители, это не очень помогает — когда полиция где-то стоит, преступников нет в радиусе километра.




У этих пытавшихся удрать типов при задержании было изъято пять кошельков, четыре «седулы» (карточки идентификации, заменяющие паспорта) и пистолет. Следствие и суд будут скорыми, а дешевого адвоката, если у бандитов не будет средств на оплату собственного защитника, предоставит государство.




Айрон Бланко (справа), старший инспектор военизированной полиции штата Миранда, служит закону уже 13 лет. Новая социальная роль полиции — она не должна убивать людей в баррио без суда, как раньше. Чтобы выжить и прокормить семьи, многие полицейские бесчинствовали, убивая каждого вооруженного и отбирая потом у него все ценное, но при этом рискуя быть убитыми бандитами. Инспектор верен «новой линии» Уго Чавеса, провозгласившего перестройку полиции из сугубо репрессивного органа в структуру, помогающую осуществлять социальную функцию. «Многие люди считали нас убийцами. Теперь мы должны изменить этот стереотип», — говорит инспектор, осматривая отобранный у кого-то на улице пистолет.




Полиция патрулирует баррио 24 часа в сутки, останавливая каждого подозрительного человека.




В госпитале социальной программы «баррио д’энтро» («внутри баррио»), которая призвана принести в криминальные трущобы качественное и бесплатное медицинское обслуживание и «культурное образование». В приемной на брошенных на полу носилках лежит молодой креол — его избивали на улице, когда патруль национальной гвардии проезжал мимо и подобрал его без сознания. Кто его бил и за что, он отказывается говорить. Жители баррио не стучат на обидчиков, да и били, возможно, за дело.




Морги окружных больниц баррио никогда не пустуют, врачи с неохотой допускают сюда посторонних — каждый час к очередной жертве уличного насилия приходят родственники. Они молча склоняются над неопознанным телом, до последней секунды надеясь согласиться с графой в деле «пропал без вести».

Фотографии: © Антон Жданов
Текст: Илья Франс
Subscribe
promo adagamov.info march 31, 2019 17:47
Buy for 2 000 tokens
Вы помогаете самым слабым и беззащитным - детям и взрослым, чья жизнь близка к завершению. Мы не знаем, сколько времени осталось, но с вашей помощью стараемся каждый день жизни наших пациентов сделать комфортнее, теплее и светлее. Спасибо за помощь! Сделать пожертвование:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 216 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →