Северная Корея: фоторепортаж из провинции


Фотографии: AP Photo/David Guttenfelder | Жители городка в провинции Хамгён-Намдо ждут электричку.

23.10.2014, КНДР | В 2008 г., еще во время правления Ким Чен Ира, агентству Associated Press удалось практически невозможное — открыть своё бюро в Северной Корее. До сих пор это не удавалось сделать ни одному западному информационному агентству и теперь является предметом зависти коллег по цеху. Агентство Reuters, например, много лет освещает северокорейскую тему с помощью китайского стрингера Джеки Чена, который ездит на лодке по пограничной реке Ялуцзян и снимает корейский берег на длиннофокусную оптику. Надо сказать, что получается это у него отменно и я постоянно показывал в блоге его фотографии.

Как уж у AP получилось открыть бюро не знаю, но впервые западным журналистам предоставилась возможность работать в этой полностью закрытой стране на постоянной основе. Работать, понятное дело, под жестким контролем, но, все же, иметь возможность, например, делать фотографии не только на обычных туристических маршрутах в Пхеньяне, по которым возят туристов, но и в других местах страны. Это удается сделать нечасто, поэтому каждый такой выезд в северокорейскую провинцию с информационной точки зрения бесценен. В июне 2014 г. фотокор агентства Дэвид Гаттенфелдер и шеф бюро в Пхеньяне Эрик Тэлмедж получили разрешение на длинное путешествие по КНДР: они проехали по стране 2150 км — от Пхеньяна до священной горы Пэктусан, рядом с которой по официальной легенде родился Ким Чен Ир (на самом деле — в селе Вятское Хабаровского края).



Опубликованы фотографии Гаттенфелдера были только на прошедшей неделе:









В провинции Янгандо.





















Младшие школьники активно используются на сельскохозяйственных работах в провинции.









Какая-то неожиданная скульптурная композиция в лесу.





Типичная северокорейская деревенька. Судя по отсутствию столбов с проводкой — без электричества.





Районный центр в провинции Хамгён-Намдо, здесь электричество есть.





Шоссе на Пхеньян — единственная в этих местах дорога с покрытием. Для многих здесь даже велосипед — роскошь, поэтому основной вид транспорта это свои ноги.




Типичный северокорейский транспорт в провинции — грузовик с газогенераторным двигателем. Экипаж из двух человек — водитель и кочегар, который следит за печкой и подбрасывает дрова.









Гаттенфелдер и Тэлмедж взяли из Пхеньяна запас еды и угощают ей своих сопровождающих. Основной пищей на столе в КНДР по-прежнему является кукуруза. В Пхеньяне едят чуть получше, там есть прослойка торговцев, которые могут себе позволить покупать продукты в супермаркете. Большая же часть населения отоваривается по карточкам.





Один из сопровождающих. Сигарета после сытного ужина.





Экскурсовод на горе Пэктусан. Природные красоты в Корее потрясающие, конечно.




К сожалению, Гаттенфелдеру в поездке не удалось снять самого интересного — провинциальной инфраструктуры. Магазинов, рынков, транспорта, школ и больниц. Всего того, из чего состоит обычная, будничная жизнь. Видно, что лауреат Пулитцеровской премии снимает на скорую руку, на ходу, как получится, потому что рядом работники местной охранки, с которыми нельзя ссориться. Но даже такой скупой на детали материал представляет интерес.

promo adagamov.info march 31, 17:47
Buy for 2 000 tokens
Вы помогаете самым слабым и беззащитным - детям и взрослым, чья жизнь близка к завершению. Мы не знаем, сколько времени осталось, но с вашей помощью стараемся каждый день жизни наших пациентов сделать комфортнее, теплее и светлее. Спасибо за помощь! Сделать пожертвование:…
Не, больше на бедные районы ЮВА. Сходства с российской глубинкой никакого.

ЗЫ Другое интересно, там всегда пасмурно или фотографии так подобраны для создания нужного эффекта, ну там ощущения безнадежности, умирания?

Edited at 2014-10-26 09:00 (UTC)
Грузовики с газогенераторами
на дровах ездили по Ленинграду во время блокады - очень выручали. Я прочитал об этом в книге по газогенераторным установкам, когда делал курсовой проект в институте (МГУТХТ ныне, ранее МИТХТ): планировалось перерабатывать пастообразные отходы нефтехимии на древесных отходах в синтез-газ; идея оказалась не удачной, кстати.

КНДР то жеж в блокаде :)

Та книга жива, надеюсь: а вдруг? Ну и что, что у нас нефти много и газа - а вдруг, куда-то денется она и денется он, вдруг, блокада, вдруг...